Владимир Путин не услышал SOS дальнобойщика. И не спас

6 июня 2017 год, 22:00
Владимир Путин не услышал SOS дальнобойщика. И не спас

Новгородский областной суд вынес обвинительный приговор водителю-дальнобойщику Алексею Кузьмину, обвинявшемуся в угоне фуры, грабеже товара и убийстве своего коллеги Юрия Климова.

Это уголовное дело стало громким после того как в августе прошлого года тот же Новгородский областной суд, но с участием другого состава присяжных (их вердикт: «невиновен»), оправдал Кузьмина. И он, отсидев в СИЗО почти два с половиной года, вышел на свободу.

Развязка получилась неожиданной, «одна на тысячу», говорят в таких случаях. Однако, с точки зрения стороны обвинения, при рассмотрении дела в суде были допущены нарушения требований УПК РФ (применительно к процессу с участием присяжных), а оправданный и его защитник «воздействовали на присяжных заседателей» методами, недопустимыми при участии коллегии присяжных. Верховный суд РФ, рассмотрев апелляцию, согласился с позицией прокуратуры и в декабре отменил оправдательный приговор, направив дело на новое рассмотрение.

А фабула – такая.

О том, что Юрий Климов, перевозивший на автомобиле «DAF» груз велосипедов (на сумму более 1,5 млн. рублей) из Москвы в Петербург, исчез, стало известно 1 марта 2014 года.

Сам грузовик обнаружили в районе деревни Волынь Новгородского района. Водителя в кабине не было. И в обозримом пространстве – тоже.

 Больше месяца поисковое дело было в работе. 

Трудно сказать, как дальше развивались бы события, но 10 апреля в СУ СК РФ по Новгородской области по доброй воле пришёл житель Ленинградской области Александр Большаков с явкой с повинной, в которой сообщал о том, что знает об обстоятельствах исчезновения Климова: он убит – другим дальнобойщиком, тоже жителем Ленинградской области Алексеем Кузьминым.

Как следовало из показаний Большакова, он и его привлёк к участию в совершении преступления (но тогда речь об убийстве ещё не шла), предложил вместе «скинуть» (есть у дальнобойщиков такой термин) груз, который вёз коллега Кузьмина, его старый добрый товарищ Юрий Климов, с коим якобы была предварительная договорённость на предмет «навариться». Большаков согласился. К месту встречи с Климовым (а она состоялась в Тверской области, близ деревни Бахмара) отправились вместе на автомобиле Большакова – «Лексус».

По версии Большакова, изначально планы Кузьмина простирались значительно дальше договорённости с Климовым, если таковая, и правда, была: Кузьмин намеревался не «скинуть и поделиться», а, как понял Большаков, «скинуть и взять всё». Чтобы это было проще сделать, предполагалось сначала напоить Климова пивом с растворённым в нём феназепамом (в тот день, кстати, у 57-летнего в ту пору мужчины был праздник: внук родился!). Ещё до встречи с Климовым, рассказывал Большаков, Кузьмин созвонился с жителем Валдая, неким Латышевым, и предложил тому приобрести фуру велосипедов. Этот человек согласился посмотреть.

Добравшись же до места встречи, автостоянки в Бахмаре, Кузьмин, по объяснениям Большакова, вышел из его машины и с бутылкой пива с растворённым в ней загодя феназепамом пересел в грузовик Климова. А спустя некоторое время вернулся и сказал, что подействовало: шофёр спит. Потом сел за руль фуры, и обе машины двинулись в Валдай. Но скупщик Латышев, оценив ситуацию и заподозрив неладное, приобретать товар отказался. Уехал с места встречи. Потом якобы Кузьмин звонил ему вновь: убеждал, что груз взять надо, ведь выгодно, задёшево отдадут! Но Латышев потребовал больше его не беспокоить.

Поскольку сделка не прошла, сообщники оказались в сложном положении. Решили ехать в направлении Петербурга. Когда остановились на заправке, Большаков увидел уже пробудившегося Климова, сидящим в кабине грузовика.

А в районе злосчастного 184-го километра Кузьмин свернул с трассы на второстепенную дорогу. По объяснениям Большакова, когда машины остановились, Кузьмин подошёл к нему и обмолвился, что опасается: Климов их сдаст. Но пока попросил Большакова о малости: купить водки. Как понял тот, чтобы выпить с Климовым и помириться.

Дальнейшее развитие сюжета, однако, получилось совсем не таким. По показаниям Большакова, добравшись до берега Волхова, Кузьмин заставил Климова выпить водки (в одиночестве, без закуски), а потом, сбив человека с ног ударом палки, дотащил того до лунки во льду реки и, погрузив лицо в воду, утопил. Затем сбросил тело в реку, где не было льда.

Когда Большаков явился в следственное управление, труп дальнобойщика обнаружен ещё не был. Но, отправившись на место происшествия, указанное Большаковым, оперативники нашли там сумку, которая могла принадлежать пропавшему Климову, носовой платок и две пустые бутылки из-под водки.

А самого Кузьмина задержали на следующий день в Петербурге. Доставленный в Новгород, он сразу же дал явку с повинной, подписал протокол, содержащий признательные показания. А при проверке их на месте совершения преступления, подробно рассказывал о своих действиях, демонстрируя их на манекене.

…Труп дальнобойщика был обнаружен спустя ещё десять дней: он всплыл в деревне Ситно, вниз по течению Волхова.

Следствие опросило и скупщика Латышева. Он подтвердил, что вышел на него именно Кузьмин, с которым был знаком и прежде. А потом, когда мужчина отказался брать «левый» товар, именно Кузьмин перезванивал ему и уговаривал не отказываться от сделки.

Всё сходилось… Однако простая и логичная схема приказала долго жить, когда в дело вступила адвокат Анна Дубоносова. На очередном из допросов Кузьмин отказался от всех своих признательных показаний. А когда дело направляли в суд, выступил с ходатайством об участии коллегии присяжных.

В новых показаниях Кузьмина было несколько существенных поправок. Как и раньше, он соглашался с тем, что намеревался вместе с водителем и Большаковым похитить часть груза. Но отрицал теперь, что прибег к помощи пива и снотворного, чтобы усыпить коллегу. Напротив, до Бахмары якобы Климов добрался сам, за рулём своей фуры. Второе. Теперь Кузьмин говорил о том, что в Бахмару он отправился не вместе с Большаковым на его автомобиле, а… на своей «девятке». Это давало возможность развивать мысль, что в какой-то момент, а именно – в Валдае, когда Латышев отказался от приобретения груза, он, Кузьмин, просто оставил Климова и Большакова вдвоём на трассе, а сам на своей «девятке» поехал домой. Почему? Потому что они якобы начали между собой ссориться, а он «это не любит».

Таким образом, теперь Кузьмин утверждал, что, на самом деле, сам он не в курсе, что произошло между мужиками дальше. Он уехал. Он ничего не знает. А Большаков его оговаривает.

– В этой версии, – говорит государственный обвинитель Ольга Бондаренко, – было множество логических изъянов. Свидетель Латышев утверждал: когда приехал на встречу, видел только двух мужчин – Кузьмина и Большакова. Третьего с ними – не было! И две машины: легковой «Лексус» и грузовой «DAF». Никакой «девятки» не было тоже. Кроме того, мы исследовали трафик телефонных соединений Кузьмина, из которых было видно, что до момента отъезда из Петербурга Кузьмин и Большаков активно перезваниваются между собой, а потом звонки друг другу прекращаются, что может говорить лишь о том, что люди – вместе, в одной машине, и необходимости в телефонных переговорах у них нет. Чем можно объяснить первый вердикт присяжных? Перед ними были факты, но, по-видимому, перевесили эмоции. Однажды, например, обвиняемому, находившемуся за решётками клетки, каким-то образом удалось расцарапать себе до крови руку под крики о том, что «прокурор доводит до самоубийства». И вся сцена снималась на видео, потом была выложена в сеть интернет. Во время второго судебного процесса, я считаю, удалось избежать провокаций и незаконных методов воздействия на присяжных, что и предопределило их вердикт: виновен.

Виновен, несмотря на некоторые, скажем так, нетрадиционные методы внесудебной работы: в этом случае, в промежутке между двумя приговорами было задействовано и одно СМИ (не новгородское), сотрудники которого сделали целых два фильма в защиту Кузьмина. И было записано даже его обращение к Президенту РФ В.В. Путину, в котором ныне осуждённый клеймит «беспредел новгородских правоохранительных органов», где «каждый орган покрывает друг друга, чтобы не потерять свои должности», и «обращается за помощью».

Но то ли не дошёл крик души до Президента, то ли не стал он вмешиваться в работу суда, оставив решение вопроса тем, кто и должен его решать: присяжным.

На основании их вердикта Алексей Кузьмин приговорён к 19 годам лишения свободы со штрафом в 100 тысяч рублей. Кроме того, в пользу вдовы погибшего с осуждённого взыскан 1 миллион рублей. Последнее слово, однако, вновь остаётся за Верховным судом РФ, куда осуждённый и его адвокат обратятся с апелляционными жалобами. 

Автор: Алексей Мартов.

Фото автора.   

Источник: Новгородская интернет-газета Ваши новости

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имяимя (ник) для отображения
E-mailне показывается на сайте
Комментарий
Введите код  цифры кода

Новости - Календарь
ПНВТСРЧТПТСБВС
0102
03040506070809
10111213141516
17181920212223
242526272829

Новости по годам

2020

январь, февраль,

2019

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2018

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2017

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2016

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2015

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2014

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2013

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2012

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2011

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2010

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь