Анна Кантер-Амелькина: как новгородка сделала в Москве две карьеры

23 августа 2019 год, 14:57
Анна Кантер-Амелькина: как новгородка сделала в Москве две карьеры

Москва… Если продолжить крылатую фразу, услышишь в ответ: «…слезам не верит!». Девушка из провинции, которая завоевывает место под солнцем — фигура архетипичная и притягательная. Но фильм — это вымысел, а мы предлагаем историю реального человека родом из Великого Новгорода.

Вице-президента, начальника департамента коммуникаций, пресс-секретаря президента банка «Открытие» Анну Кантер-Амелькину, в Новгороде знают как Анну Питкевич. Время сейчас динамичное, не любящее долгих предисловий, и разговор с новым человеком в проекте «Я  новгородец» мы начали не с вдумчивого погружения в биографию, а сразу же с вопроса «Как стать успешным в Москве?»

 Не переоценивайте себя, соглашайтесь на любое предложение по своей специальности и живите так, чтобы работа нравилась, - убеждена Анна.  Если тебе не нравится работа, ты ни в Москве, ни в другом месте не будешь успешным человеком.

 Но ведь кто-то, прочитав это интервью, может сказать: ну, конечно, будучи руководителем высокого ранга и, тем более, в банке, я бы тоже любил свою работу. Что ответить таким людям?

 Никто не рождается высоким руководителем, если у тебя, конечно, нет папы премьер-министра или нефтяного магната. Я начинала с самых низких ступеней в журналистике и потом ушла в пиар  тоже на линейную должность, где все зависит от тебя. Может, это и выглядит идеалистично, но если рассказать, как я пришла в журналистику и с чего начинала, мне можно поверить.

 А с чего вы начинали?

 Начинала в многотиражке Новгородского политехнического института «Политехник», а до этого была юнкором «Новгородского комсомольца». Родилась в Новгороде, закончила среднюю школу №25, что на улице Ломоносова. Стать журналистом мне советовала мама. Она справедливо, и жизнь это доказала, считала, что самая интересная профессия – это журналист. Был 1985 год. Для начала я провалила историю на вступительных в Ленинградский государственный университет, вернулась в Новгород и пошла рабочей на завод «50 лет Октября». Тогда считалось, что поступать в вуз из рядов рабочих точно лучше, чем из интеллигенции. Ну и пожалуйста. И даже на заводе я писала заметки в многотиражку.

Через несколько месяцев газета «Политехник» взяла меня в штат. Там, я, можно сказать, официально стала маленьким журналистом. И уже работая в «Политехнике», поступила в ЛГУ. На втором курсе вышла замуж и уехала в Москву, продолжая учебу заочно, в Ленинграде, а в Москве стала самым молодым редактором многотиражки. Это был «горчичник» Московского института связи с эпическим названием «За кадры связи!» Мы со студентами-корреспондентами отрывались там как могли и даже потихоньку приписали на «шапке» газеты девиз: «За связи без брака!» Но, к нашему огорчению, никто из руководства института этого не заметил…

И вот универ закончен. Дальше-то что? Я подумала: а для чего я мечтала, поступала, проваливалась, училась? Чтобы до пенсии прозябать в многотиражке? Ну уж нет! Моя наставница Ольга Давыдова, которая была редактором газеты «Политехник», рассказала, что у нее есть дальняя знакомая, родственница которой работает в «Комсомольской правде». Мол, позвони ей, сходи на собеседование. Вы даже представить себе не можете, как страшно было просто ступить на порог этой газеты.

«Комсомольская правда» была тогда чем-то запредельным, космическим  настоящий журналистский Голливуд. Но … смелость города берет, и я все-таки пошла к «знакомой моей знакомой». Это была Валентина Терехина, редактор социального отдела. Ну вы знаете, конечно, как к «соискателям» типа меня относятся в любых редакциях. Чего приперся? Получи дурацкое задание, иди подальше и, желательно, не возвращайся. Но я написала текст и вернулась. Они сказали написать ещё что-то. Я снова написала и вернулась. Это было в ноябре 1992-го, а уже в декабре меня позвали в штат. Получается, что в «Комсомолку» я пришла буквально с улицы, без всякого блата. Таких «засланцев» в любых больших редакциях полно. Кто-то приходит и остается, а кто-то уходит и не возвращается. А я вернулась. И 10 лет прослужила в лучшей газете мира, где из меня усилиями многих мэтров от журналистики вырастили отличного специального корреспондента  несколько раз подряд я становилась лучшим спецкором года,  Анну Амелькину. У меня даже была своя еженедельная рубрика в «толстушке»  самом популярном, пятничном выпуске КП. Она так и называлась «1001 и одна встреча Анны Амелькиной».

На фото: Времена «Комсомольской правды». Корреспондент КП «бомбил» на своей новой машине в лихие 1990-е.

 То есть вы быстро адаптировались к этому коллективу?

 Конечно. Я же занималась любимым делом. Могу сказать, почему еще. Не знаю, как сейчас, но тогда в «Комсомольской правде» охотнее брали «на этаж» региональных журналистов, а не москвичей. Это было горнило разных культур, характеров, темпераментов, талантов, ребят из самых разных регионов. Москвичей считали менее мотивированными, более спокойными и пафосными. Конечно, и их в редакции было достаточно, но большинство все же было из «понаехавших».

 А вы с этим мнением о москвичах согласны?

 В общем, да. Москвичи, не обижайтесь, я вас люблю! Скажу больше: как бы меня не осуждали москвичи, но сейчас, собеседуя к себе в команду пиарщиков, отдаю предпочтение ребятам из регионов. В Москве достаточно моих учеников-пиарщиков, которых я целенаправленно приглашала из Нижнего, Екатеринбурга, Астрахани.

Для того, что стать успешным, нужно четко понимать, чего ты хочешь от жизни, от работы. Нельзя отправляться в Москву с мыслью: мол, на месте разберусь, что буду делать. Проект с размытой идеей: «Может, я буду парикмахером или открою студию бальных танцев, а, возможно, пойду работать в сетевой магазин» заранее обречен на провал. Бравурный марш, звучащий в душе каждого вновь прибывшего на ЛенинградскийКазанскийКиевский вокзал Москвы, в таком случае быстро превратится в какофонию огромного равнодушного города, который тебя разжует и не подавится.

Здесь выживают те, кто четко понимает, что им нужно от Москвы и что они дадут этому городу. Даже среди моих друзей-журналистов и пиарщиков немало историй, когда люди приезжали в Москву и… уезжали отсюда. Цель любой ценой вырваться из Великого Новгорода  не цель для успешного «взятия Москвы».

 В какой части вы еще себя считаете новгородцем? Какая нить продолжает вас связывать с Новгородской областью и Великим Новгородом?

 В какой части? Я самый настоящий московский новгородец. Или новгородский москвич)). Знаете, даже если бы у меня не осталось в Новгороде друзей, я бы все равно раз в году приезжала сюда. Этот город  мое место силы. Кремль, София, Юрьев монастырь, Спас на Ильине... Когда мы приезжаем в Новгород, прошу мужа подвезти меня к своей школе, чтобы посидеть на ступенях, зайти в нее, найти кабинет бывшего 10-А. Обычно это бывает летом, когда в школе пусто. Понятно, что уже не встретишь никого из своих учителей, потому что моя любимая учительница по русскому языку и литературе Любовь Ивановна Харламова уже на пенсии, классная руководительница Татьяна Александровна Кудряшова, думаю, тоже. С Любовью Ивановной мы давно не встречались, но вспоминаю ее постоянно, с огромной благодарностью. В Новгороде живет моя очень близкая подруга Ирина Дмитриева. Она работает главным бухгалтером в частной компании. Мы с ней познакомились и подружились в Политехническом институте, когда я работала в «Политехнике», а Ирка была отличницей, комсомольским лидером, фанатом стройотряда «Норд». Я о ней заметки писала. Мы дружим и сейчас.

 Что изменилось в Великом Новгороде к лучшему за последние годы?

 Новгород всегда был, в хорошем смысле этого слова, пафосным, туристическим, ухоженным. Мы ездим в Новгород только на машине. М-11 прекрасная трасса, последние годы отдаем предпочтение ей. В Новгороде я останавливаюсь в гостиницах, хожу в рестораны, обязательно езжу по храмам, много хожу пешком. Мне здесь все интересно. Люблю сравнивать, вспоминать, как было два-три года назад, что стало сейчас. Ощущать, что твоя родина  суровый, великий, красивый город с потрясающей многовековой историей  дорогого стоит. Уверена, все новгородцы это чувствуют. Хочу, чтобы люди сюда приезжали, отдыхали, любовались, постоянно призываю своих коллег и друзей, которые много путешествуют, побывать в Новгороде  самостоятельно или организовать здесь какие-то совещания. Я раньше работала в банке ВТБ24, и мы довольно часто проводили выездные встречи в Новгороде. Именно потому что я советовала это делать. Ну, не всякий же раз ехать в Сочи или Санкт-Петербург. Великий Новгород  место, где обязательно должен побывать любой, кто интересуется историей, кто хочет просто посмотреть на красоту, постоять у иконостаса Софии, дотронуться до стены Георгиевского собора и ощутить его энергетику, вдохнуть влажный воздух Ильменя, одним словом  почувствовать величие Руси.

 А как вас, грубо говоря, занесло работать из журналистики в банк?

— Из «Комсомольской правды» я ушла в «Известия», более «взрослую и серьезную» газету. Редактором «Известий» в ту пору был Михаил Михайлович Кожокин. «Известиям» не хватало так называемых «комсомольско-правдинских живчиков». Вскоре стартовал проект ВТБ24, и Михаил Михайлович стал в этом банке зампредом, курирующим PR. Он и позвал меня к себе. Шел 2007 год. Я была журналистом, не имеющим никакого отношения к финансам, писала очерки, моталась в командировки, стремилась помогать людям, писала о проблемах общества… Но к 2007 году ребята типа меня, которые практиковали классическую журналистику, поняли: сегодня это не очень-то нужно.

Журналистика менялась на глазах. Крупные формы и добротные тексты летели в топку. Не особо ценился авторский стиль. Плохо или хорошо, но это так. Я и сама сегодня не одобряю громоздких текстов в газетах, жалею времени на них. Для представителей старой школы журналистики оставалось всё меньше места на полосах. Все больше требовалось желтого и скандального. Мне это не нравилось. А писать про то, как очередной муж бросил престарелую поп-диву мне вообще не хотелось.

Короче, я подумала-подумала, да и приняла приглашение Михаила Михайловича Кожокина возглавить пресс-службу ВТБ24. Меня собеседовал президент банка Михаил Задорнов и с тех пор, с сентября 2007 года, я его пресс-секретарь и возглавляю в банковских проектах Задорнова пиар и коммуникации.

 Какой маленький урок вы могли бы преподать по итогам работы в пиаре вашим начинающим коллегам?

 Первое. Самая распространенная ошибка пиарщиков  считать, что с PR и журналистика по разные стороны баррикад. Второе. В пиар лучше приходить из журналистики, чтобы понимать специфику работы СМИ. Хотя сегодня вузы растят пиарщиков «с чистого листа». Я периодически читаю лекции в Высшей школе экономики для будущих коммуникаторов и пиарщиков и не устаю повторять: журналисты и пиарщики делают общее дело, просто у них разные инструменты. Третье. Пиар  это очень творческая работа. Где б ты ни работал  в банке, в модном доме или в оборонке. И заниматься пиаром можно только «по любви».

 Исходя из опыта взаимоотношений с коллегами в финансовой сфере, что вы нового узнали?

— В финансовой сфере работает огромное количество специалистов с высшим образованием. Я бы сказала — абсолютное большинство. Банкинг — очень продвинутая отрасль. Это хорошо образованный, интеллектуальный, не поверхностный народ. И этому надо соответствовать. Пул финансовых журналистов — также очень серьезные ребята, часто — с отличным экономическим образованием.

То есть, с одной стороны, у нас есть пул журналистов, которые прекрасно понимают в макроэкономике и разбираются в банковской проблематике, а, с другой  коллеги из банковской системы, которые учились в лондонских школах, Кембридже, Вышке или МГУ. И вот, если совместить желание одних больше и правильнее писать о банковской системе и нежелание других об этом рассказывать… и делать из этого несовместимого хорошие внятные публикации  это и есть высший пилотаж))))

 Как же вам удается сводить одних с другими?

 Это называется «посадить на иглу пиара». Вызов для любого пиарщика  заставить занятых и неразговорчивых менеджеров хотеть рассказывать о своей компании. Сначала всё идет с трудом, но капля камень точит. Надо не уставать объяснять людям внутри компании, что мы работаем на общий результат. Что пиар  это не надоедливая бабочка, которая навязчиво вьется вокруг. Пиар, в том числе, влияет на продажи, создает имидж компании внутри страны и за рубежом, строит имидж главы компании, поддерживает в кризисных ситуациях.

Сегодня в передовых компаниях это прекрасно понимают.

А если вам захочется продолжить разговор о пиаре и его будущем  зовите в гости. Ведь, наверняка, новгородские студенты изучают курс по PR и коммуникациям))

«53 новости» благодарят за помощь в подготовке материала «Лигу новгородских москвичей».

Источник: 53 новости

Комментарии

Добавить комментарий

Ваше имяимя (ник) для отображения
E-mailне показывается на сайте
Комментарий
Введите код  цифры кода

Новости - Календарь
ПНВТСРЧТПТСБВС
01
02030405060708
09101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Новости по годам

2019

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь,

2018

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2017

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2016

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2015

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2014

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2013

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2012

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2011

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь

2010

январь, февраль, март, апрель, май, июнь, июль, август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь